22:18 

Про чёрную девушку, влюблённую в Море

Девочка-из-Сказки
Не видишь Свет?.. Стань им.
Я не была в Омске чуть больше полугода, потом приехала погостить на два дня и поняла, что острую омсконедостаточность парой дней не вылечишь. Что делать? Да ехать на Орлеан, конечно же, зубами выгрызая выходные из работодателей. Было дико неудобно заявляться на игру за месяц до её начала и, кроме того, было непросто не иметь выбора (мироздание мудрее нас - как говорила Морриган при мне, и да, это так). При словах "не хочешь ли ты поиграть негритянку-лоточницу", я сразу представила мороку с гримом, кучу заморочек и все такое прочее, но, во-первых, я страдаю тем, что мне интересно играть во всё, что бы ни предлагали, а во-вторых, было как-то неудобно отказываться. Эрни осчастливила меня известием о том, что никакого грима не надо - исключительно символические маркеры и все сомнения меня полностью покинули. На самом деле я больше никогда не заявлюсь на игру так поздно, мне очень, нет, ОЧЕНЬ не хватило времени и информации. Мало того, что все эти три недели я работала, как проклятая по 14 часов в сутки так, что приходила домой и засыпала, еле доползая до постели - о каких вообще игровых текстах может идти речь? Я прочитала материалы в группе по диагонали, скачала рекомендованные книжки, перерыла весь гугл в поисках приблизительного костюма простой негритянки, особо ничего не нашла и решила импровизировать. С менталитетом, особенностями речи и прочими мелочами было плохо от слова совсем - но немного помогла Морри, и какую-то малость я всё же ухватила. Загруз я прочитала через два дня после того, как получила. Читать пришлось раз на пять, чтобы все осознать, связать и запомнить - настолько мой мозг был занят ахтунгом из-за гос.проверки на работе.

Ну что ж, меня зовут Дейзи, мне восемнадцать. Мне тысячи лет, мне сотни лет, за мною поколения предков. Я - первая, кто живет в городе. Матери мои были свободными, матери мои были плантационными, матери мои бродили по свету даже когда-то, тысячи лет назад. Чёрные кошки с глазами провидиц. Так у нас говорят. Я умею красться в тенях и забирать у людей то, что им не принадлежит. Забирать жизни - темные жизни, злые, ненужные. Лоа шепчут мне об этом, говорят красться тихо-тихо, как черная кошка, а Просящие платят деньги. Это моё ремесло, мой дар и моё предназначение в этом мире.

От этой части загруза меня уже проперло - я давно хотела поиграть что-нибудь такое-этакое и вот - внезапно. Кроме всего прочего, у меня было только две просьбы по персонажу - милое имя и надежный человек, на которого всегда можно рассчитывать (на самом деле это почти стандартная моя просьба к мастерам всех ролевых игр, на которые я заявляюсь и которые предполагают мастерские загрузы) И у меня был мой "белый брат" Робби, неожиданно Светяшечка-Песец, которого я не видела сто с лишним лет и, в принципе, восхитилась идеей поиграть с ним. Роб - портовый рабочий, человек вне времени и пространства, помогающий всегда и во всем, ничего не просящий взамен. Я не знаю, почему он выручал меня из раза в раз, даже тогда, когда мы не были ещё знакомы. И был у меня "чёрный брат" Самсон, мудрый и надежный (кажется, самому Самсону об этом не сказали, правда) Мне уже и одного этого хватало для того, чтобы почувствовать - дааа, я хочу играть! А дальше было страшное. За свои долгие (ну, для меня - долгие) годы ролевых игр всякого разного формата и масштаба, я ни разу не играла в любовь, а тут мне подсунули романтическую линию, да какую!

Эта история началась год да пару лун назад, когда среднему из братьев Лауэрсов - Тадеусу гадалка нагадала, что едва его жене исполнится восемнадцать, черная вдова захочет погубить и её, и их нерожденного ещё ребенка. Вдовою была Дельфина Лалори и с просьбой избавить Новый Орлеан от неё, ко мне отправились сразу двое Лауэрсов - сам Тадеус и старший его брат Себальд. За мою работу они обещали увезти меня туда, где такие как я свободны, обещали плату - но всё это имело так мало значения, потому что едва Дейзи увидела капитана Лауэрса, всё остальное навсегда потеряло свой смысл. Я поняла, что судьба моя с его судьбою связана навек и сердце моё для него, и слова мои для него, и за него я готова отдать свою жизнь, чужую жизнь, десяток чужих жизней - сколько понадобится. Лалори же и в самом деле была темной ведьмой, страшной, и Лоа не воспротивились это сделке. Но когда мы обговаривали все условия (а дело было в порту, возле корабля), внезапно появился шериф с пронырой-помощником (тот все пытался на воровстве меня поймать, но Дейзи-то не воровка, нет-нет!) и сказали, мол, Себальд Лауэрс - убийца, мол прикончил кого-то. А мне не было дела, прикончил или нет, даже если и так, я бы сказала, что нет - был он тогда со мною, но разве можно его так подставить - белый господин и проводит ночи с негритянкой! Ну и ляпнула, что в голову пришло, мол, лоток у меня тогда сломался, а капитан по добродушию (оно у него вообще было?) помогал мне, и что Робби тоже там был, сказала. Они Роба спросили, а тот - ну, помог, конечно, ни разу не подвел - так ловко отвертел, что и не подкопаться. С тех пор шериф Себальда не трогал, и вскоре старший Лауэрс снова отправился в плавание, а Дейзи осталась ждать-выжидать момент.

На этом моменте загруза Дельфи вдохнула поглубже, представила, как это будет адски тяжело,вытаскивать из себя и создавать для персонажа эмоции подобного плана и, главное, демонстрировать (ну играть с самой собой-то адски неинтересно) - а я этого не умею, ну от слова "совсем", ещё и в отношении совершенно незнакомого человека (на самом деле, на моё счастье, рванувшись перебирать список ролей, я обнаружила там Хакку, и выдохнула). Ну и в целом, это же полный ОБВМ про невзаимную любовь и внутренние страдашки... А будучи влюблённой в последний раз уже много лет назад, я довольно смутно представляла, как вообще всё это можно обыгрывать, и в целом вся эта ветка вылила на меня ведро холодного стресса (даже, пожалуй, больше, чем мысль о том, что придется убивать Эмку) Однако мироздание не отказывало в помощи и эта самая "магия игры" всегда вовремя приходила туда, куда было нужно, и это было неизменно прекрасно. Как оказалось в итоге, вопреки всем моим ожиданиям, именно эта часть сюжета оказалась наиболее весомой, так или иначе влияя на поступки и жизнь персонажа, хотя я была почти уверена, что, как и во многих случаях, эта линия окажется малозначимой.

Все началось с приема у Лалори, куда Джина Мартинс отправила всех своих работников. Примерно первой фразой, услышанной мною было: "мама, я хочу замуж за старшего Лауэрса" (или что-то вроде того), произнесенной Баркитой Лалори. Не успела я даже осознать эти слова, как меня впихнули в комнату вместе с остальными черными и приказали прислуживать гостям. За несколько лет свободы Дейзи здорово отвыкла угождать белым господам, но тут хорошо платили да и поставлять госпожу Мартинс - а уж сколько она для нас сделала! - совсем не хотелось. Мы с Дженни и Адевале сбились с ног, принимая шляпы, разливая чай, забирая кружки и снова разливая чай... Мэмми командовала строго, но по делу, однако же ей все равно доставалось от жестокой госпожи, которая видела в ней не больше, чем грязь под ногами. Гнев в душе моей рос, застилая черной пеленой глаза, однако я знала - сейчас ещё не время. Быть может завтра в сумерках, во время Карнавала... К счастью, этот ужасный прием закончился и можно было смело заниматься своими делами. Обеспечить еды, воды и угля на вечер, испросить благословения у падре Алехандро, найти Имани и поговорить с ней насчет того, как бы снять проклятие с Броуди... Попалась под горячую руку Джимми, посмотрела на его дочь и её странного друга - уличного актера. Поискала Тадеуса - порасспросить насчет того, когда вернется его старший брат - не нашла. Потом подошел Робби, принес угля и сообщил, что у него важное дело - договорились встретиться с утра и все обговорить.

Около двух часов ночи сквозь черные точечки в глазах я поняла, что просто не могу стоять на ногах больше, а потому отправилась спать. Я, кажется, первый раз в жизни обитала одна и это оказалось так странно... Даже не знаю, понравилось мне или наоборот. Было просто адски холодно, что на улице, что внутри, несмотря на одеяло и шерстяные носочки, а кроме всего прочего это оказалась первая и последняя игра, на которую я не взяла еды (ну, просто не успела в суете), в общем, ночью было невесело. Зато я проснулась с утра пораньше, снаружи творилось волшебное ничего (оооочень кратковременно), я почти успела одеться и завязать тиньон (Песец сказал - "ходи так всегда", а АданЭль изъявила желание постричь меня под машинку), как - началось.

Робби пришел с самого утра и походя сообщил ужасное: Мария Дельфина Лалори... убита. Нет, избавиться от неё многие мечтали уже очень давно, ноо... это должна была сделать я! Это была моя задача, мой шанс оказать услугу Себальду, шанс попасть на его корабль, наконец! С чем мне теперь идти к господам Лауэрсам? Сказать, что я ничего не сделала для них? Или солгать и вцепиться в единственную (вероятно) возможность? О нет, ни за что - вспомнить только, КАК её убили - я никогда не делала такого и вопрос Робби о том, не моих ли это рук дело возмутил меня, ведь ему ли не знать, что я забираю жизнь незаметно - нечеловек исчезает, и все. Потрясенная до глубины души я тем временем слушала, как Роб рассказывал волшебное. Мол, была у него флейта да пропала - во время бури, когда он ходил в море на корабле Себальда Лауэрса. Что капитан вызвал бурю и пиратский корабль, преследовавший их разнесло в щепки, а их судно оказалось в оке бури и ни капли не пострадало. А вот флейта пропала, и две гадалки сказали, что нет её больше в этом мире, а найти и взять её смогу только я, крадущаяся в тенях, шагающая наизнанку мира. И так-то он был прав (наверное), но где и как нужно было искать эту флейту? В кои-то веки у меня была хоть какая-то возможность отплатить моему "белому брату" за всё, что он сделал для меня и я пообещала себе выполнить эту задачу. Недолго думая, я отправилась к Дженни, которая накануне вечером сказала, что видит духов - ну, меня это не удивило, Лоа всегда с нами, даже если ты черный лишь наполовину. Она тоже пообещала сделать всё, что сможет и в течение дня мы искали разгадку этой тайны все вместе. Мне, к тому же, приходилось ещё работать, в предверии Карнавала, к счастью, от покупателей отбоя не было, да к тому же ещё госпожа Мартинс устроила меня на подработку к известной модистке мадам Дюмон. Фитцпатрики в этот день пекли истинное наслаждение - я проверила самостоятельно, выполняя свои обязанности по доставке их пирогов господину Перро, банкиру (нет, конечно, свой пирог я приобрела на собственные деньги, Дейзи не берет чужого) Самсон тем временем, сбивался с ног в изготовлении амулетов и в ритуалах - я знала это не потому, что он рассказывал мне, а потому что он брал у меня разные странные ингредиенты (а чего только не продают лоточницы в Новом Орлеане) И тут я случайно увидела Себальда. Говорят, он вернулся ещё вчера вечером - и подумать только, за прошедший год ни капли не изменился! Он, конечно, меня не узнал и даже, кажется, не заметил, но чему удивляться? Разве я ожидала другого? Конечно, нет. А вокруг происходило странное - с разной периодичностью умирали люди, а господина шерифа воскресила сама мама Лаво и никто ей даже слова не сказал! Ну, почти - на самом деле я своими глазами видела, как все обсуждали этот случай на главной улице, и как допрашивали маман Лаво, даже беспокоиться начала - а ну как сделают ей что-то плохое... Обошлось.
Дженни попросила помочь разговорить её сестру, ученицу из школы мадам Бовари, и тут уж, конечно, нужен был Робби. Дженни очень беспокоилась за Флоранс, подозревала, что в школе творится что-то неладное. Как выяснилось, на самом деле мадам Бовари обучала своих девочек белой магии. Белой. Магии. Какой ужас! Именно благодая ей, говорят, убили господина шерифа. Благодаря ей можно творить огромное зло... Я не сомневалась. конечно, что мама Лаво знает об этом, и Лоа знают - но почему ничего не делают? Впрочем, это не моё дело - вмешиваться в их замыслы, моё - выполнять их волю и быть примерной дочерью, если будет нужно - они попросят Дейзи сделать то, что она должна. Флоранс сообщила, что в школе ей живется неплохо и выбранный путь ей вполне по душе. Так что зря Дженни волновалась, спасать ей сестру не от чего. Потом ко мне пришла Имани и попросила помощи - кто-то из портовых ребят ограбил её и украл у неё ещё и вольную. Я пообещала расспросить всех своих и пошла проводить её в доки - кроме Джимми там бояться особо было некого, а я верила, что он ещё не настолько рехнулся, чтобы кидаться на нас среди бела дня. По дороге мы забрели на кладбище и случайно наткнулись на зомби. Имани говорила о нём, как о чем-то само собой разумеющемся, но мне до её спокойствия было далеко - и мы бегом рванули в город, где падре Алехандро остановил его всего лишь пару слов. На кладбище нам пришлось вернуться и тут нас уже нашел Барон - мы его явно рассердили, за что пришлось поплатиться, корчась в судорогах прямо на кладбищенской земле. Впрочем, было бы глупо считать, что он неправ. По дороге в порт мы встретили троих белых мужчин, одним из которых был... Себальд Лауэрс. Он попадался мне на глаза сегодня весь день будто нарочно (больше я обманывала себя, разыскивая его специально), но встретиться с ним взглядом решилась только сейчас - смотреть в глаза любому белому господину, это же сколько смелости надо собрать! Я тут же осознала всю дерзость своего поступка, уткнулась взглядом в пол и постаралась поскорее как можно менее заметно пробежать мимо, но он остановил меня и отозвал в сторону. Сердце моё рухнуло в пятки, Имани и Дженни смотрели недоумевающе. "Дейзи",- тихо спросил он,-"Дейзи, это ты убила Лалори?" Ну да, конечно, я на короткое время уже и забыла про связывающее нас дело... Уже не связывающее. Отвечать нужно было быстро и в первое мгновения с решила соврать, использовать этот шанс, стать хоть ненадолго ближе... "Да!" Но тут же кровь застыла у меня в жилах. Лгать? Ему лгать? "Ну то есть, не совсем..." Выкручивайся теперь как хочешь... Вот когда не хватает Робби под рукой и его фантастического красноречия. "Не совсем?Что это значит?"- Лауэрс явно не понимает, в чем дело. "Нет, это не я"- выдыхаю, зажмуриваясь на мгновение. "Я не успела..."- глупо пытаюсь оправдаться - а что если он решит, что я и вовсе не собиралась выполнять свою часть уговора? Или ещё что-нибудь. Жду ответа, как приговора. "Но уплыть отсюда ты хочешь по-прежнему?" Он спрашивает спокойно, без насмешки и я, забываясь, понимаю взгляд, ища ответа в его странных, так похожих на море глазах. "Конечно!" Он кивает сдержанно: "Хорошо. Сегодня после полуночи. Сразу, как закончится Карнавал" Мне кажется, я ослышалась, я не могу поверить в эту правду и мне всё кажется, будто я сплю. Сделает он это из жалости или равнодушия, а может и из благодарности - мне все равно, я и не мечтаю о большем. Выдыхаю только: "Да, господин, спасибо, господин!" На мгновение взгляд его темнеет и он отвечает несколько резко: "Я тебе не господин" Вздрагиваю - такое странно слышать от белого человека и мне неизмеримо непонятно, что это значит, однако что-то говорит, будто я его рассердила или обидела. Чем?.. Имани и Дженни встречают меня расспросами, я не могу сдержать улыбки и отшучиваюсь в ответ. Мы идём в порт, обследуем всё, что только можно, перерываем все шкафы и тумбы, но бумаги Имани будто сквозь землю провалились. Ничего. Остается только вернуться назад и надеяться на помощь Роба и Джины Мартинс. Робби появляется тут же, будто услышав мои мысли. Выслушивает просьбу, обещает исполнить в ближайшее же время и потрясти всех портовых ребят. Потом мы идем ко мне домой - я, Роб и Дженни - и там думаем, как быть дальше с флейтой. Я очень хочу помочь, но совершенно не знаю, как. Дженни предлагает обратиться к Лоа, но я не никогда не делала этого, не умею и не знаю, как быть. Друг сообщил, что нашёл картину, на которой проявилась его флейта - раньше не было, а теперь оказалась. Говорил, что Себальд использует белую магию и это позволяет ему быть таким удачным мореходом - ну и что с того, будь он кем угодно, разве я стану любить его меньше? Робби, однако явно недолюбливает капитана - почему? Это непонятно. Впрочем, если дело в белой магии - нужно обратиться к белым магам, поговорить с Бовари, например. Мы решаем поискать ответов у Лоа, пока Роб будет говорить с людьми - и на том расходимся. Дорогие бусы, конфеты - да, но ещё нам нужен красивый, острый, дорогой клинок - успех дела важен как-никак. Времени мало - нужно не забыть о клиентах мадам Дюмон, а также о пирогах господина банкира да и самой хоть как-то озаботиться собственной жизнью. У Дженни ничего не выходит с ритуалом, зато Робби получает кое-какую информацию. Я с трудом уговариваю его поговорить с Себальдом - раз уж он считает, что Лауэрс причастен к этому как-то, то почему бы и не спросить его самого (а мне не постоять за плечом Роба, например) Он хмурится, но соглашается. По счастливой случайности (как-то их много для этого дня) мы находим нескольких Лауэрсов буквально через минуту. Стоя в стороне я вижу, как они долго беседуют, затем меня отвлекают нарядные дамы, желающие приобрести мыло и кое-что из украшений для маскарада. Когда я оборачиваюсь, рядом с Робби стоит... Барон Суббота! Мой друг его не видит, зато Себальд... Я изумленно смотрю, как они обмениваются фразами и ничего не могу понять. Выяснить так ничего и не удалось ну, или Роб не признавался, уж не знаю. Проходит совсем немного времени, я обсуждаю с Имани наложенное на неё проклятие молчания, пытаюсь расспросить её о тех, кто читает судьбы - но сейчас это сложно. Роб прилетает едва дышащий, хватает меня за локоть и почти волоком тащит в пансион мадам Бовари, ничего не объясняя. Вталкивает в комнату, полную красиво одетых дам и буквально падает передо мною на колени, умоляя помочь - мадам Бовари сотворит ритуал, чтобы извлечь флейту из картины, но взять инструмент смогу только я, ходящая между мирами. Я вдумываюсь. Белая магия. Принимать участие в этом ритуале... Моим Лоа это не понравится, я уверена. Что, если они отвернуться от меня? Остаться без их защиты - что может быть хуже? Но глаза Робби глядят так умоляюще, что я согласна рисковать всем. Он клянется, что не простит себе, если со мной что-то случится, но я не верю в неудачу, ведь Дейзи - девчонка счастливая, мне всегда везет. Белая ведьма созывает всех к столу и начинает свой таинственный ритуал. У меня трясутся руки и искрится в глазах. В лицо бросается солёный ветер, доносится шум моря и вот - она появляется будто из самой пучины волн. Я протягиваю дрожащую руку и мои пальцы смыкаются на тёплом и чуть шершавом дереве. Я закрываю глаза и прижимаю к себе инструмент, чувствуя себя так, будто весь день трудилась на плантации, не покладая рук, а потом бежала долго-долго. Роб, кажется, абсолютно счастлив, и, значит, я счастлива тоже. Тут же меня ловят какие-то дамы, желающие, чтобы я помогла им переодеться к Карнавалу - сегодня я готова работать только за еду и тепло - их это устраивает. Ухожу, дожевывая бутерброд. Дальше этот день отпускает меня, позволяя немного отдохнуть перед карнавалом - каких то полчаса или немного больше. Чем ближе он - тем мне печальнее, всё потому, что мне отчего-то кажется, что Себальд не вспомнит про меня, а найти его в этом разноцветии масок совершенно невозможно. Но всё же в праздничный час я - в этой шумной и яркой толпе, кружусь в танце, смеюсь или пытаюсь смеяться. Ближе к концу меня находит Робби - мы без масок и узнаем друг друга. Он говорит о странном - что нашел флейту и Слово, а с ними - и себя, узнал, в чем его предназначение, вспомнил свою жизнь, что была гораздо длиннее, чем можно было себе представить. Он собирается покинуть город. Сегодня же ночью уплыть на корабле. И предлагает взять меня с собой. Меня прошибает холодным потом. Роб - уедет? Потерять моего Робби, моего верного друга, брата? Не слышать больше его голоса, его забавных шуток, не знать, что он всегда рядом? Закрадывается желание согласиться, уйти с ними, оставить все это странное и беспомощное - в прошлом. С Робби я всегда откровенна. "Себальд обещал увезти меня с собой сегодня ночью..." Лицо Роба неуловимо меняется и он кивает с тихой улыбкой, отворачиваясь. Но я не верю в свои слова. Не верю в его слова. Что это было - злая шутка или пустые фразы безо всякого умысла? Я не знаю, но мне кажется, что я останусь в Новом Орлеане одна, без надежды на что-либо. Долли - чернокожая служанка из дома Ламарков хлопает меня по плечу и спрашивает, не знаю ли я одну девушку, которую ей нужно найти. Она долго не может вспомнить имя, потом называет имя Энн. Я качаю головой и утомленно бреду по опустевшей главной улице. Меня заносит в ратушу - там происходит что-то странное: запах крови, суета, кто-то говорит, что убили мэра. Потом я слышу о том, будто мэр и есть Потрошитель, что он убил банкира. У меня кружится голова от усталости и непонимания,я падаю на стул и прислушиваюсь. Кажется, всё так, но шериф велит закрыть двери и не говорить никому о окончания празднества, мол, не стоит портить горожанам Карнавал. Всех выгоняют прочь, я возвращаюсь только в самом конце, на завершение праздника, бездумно слушаю ораторов на сцене, делаю вид, будто улыбаюсь, послушно снимаю маску. Постепенно, все расходятся. Я уже знаю точно - его тут нет, скорее всего он уже в открытом море. А если ещё не будет и Роба... не лучше ли последовать за ним? Я бесконечно потеряна и не знаю, что делать.

В этот момент я поддаюсь панике и разочарованию своего персонажа, чувствую, что конец игры настал. Я до такой степени прониклась её настроением (ну, я в целом склонна перенимать состояние персонажа - как и многие, я думаю... Больше того - я в значительной части на игры езжу именно за этим, за эмоциями, за чужими жизнями, за возможностями быть теми, кем я не могу быть. Но в этот раз всё как-то особенно перехлёстывается, накладывается одно на другое, путается, сбивая с ног. Мои жизненные ценности, Дейзины - где что, я уже не очень понимаю. Робби, мой верный друг с печальными глазами, готовый всегда помочь, защитить ото всего, быть рядом в любую минуту и не просить ничего взамен, Дженни - подруга, в свою очередь нуждающаяся в поддержке, отзывчивая и внимательная и, наконец, Себальд Лауэрс - сын моря, истинное воплощение восхитительной стихии, покоряющей меня из раза в раз - не злой и не добрый, свободный и вечный, как сам океан - все они вместе нечто большее, чем горстка выдуманных персонажей, это что-то, что воистину дорого для меня, меня настоящей, то, чего мне так не хватает. Но вот и всё... ничего больше, сюжет оборван на полуслове, моя бедная Дейзи явно не проживет дальше счастливую жизнь, а ведь я, пожалуй, могла бы что-то изменить - если бы хоть чуточку раньше! Ведь так много неправильного, недоделанного, всё не совсем то.

Ко мне походит обескураживающе счастливая Долли, берёт за руку и с улыбкой говорит: "Представляешь, я всё перепутала! Мне нужна была Дейзи!" Я пожимаю плечами "Дейзи - это я" Она заразительно смеется, рассказывая о своём сегодняшнем разнообразном везении, и выдает: "Себальд Лауэрс просил найти тебя. Он дал мне одно поручение - спросить, что ты думаешь о нём" Следующий вдох застревает у меня в горле и я смотрю на Долли округлившимися от изумления глазами. "Что?.. Почему он просит тебя? Почему он не мог бы спросить сам, что за беда?" Я ничего не понимаю и смотрю на Долли недоверчиво. "Я не знаю, просто скажи,что ты думаешь!" Но слова не в состоянии собираться у меня в голове, Дейзи слишком не ожидала такого, слишком. "Почему я должна что-то думать о нём? В чем суть вопроса?" Я чувствую подвох и мне хочется ускользнуть, скрыться, но что-то удерживает меня на месте. Я не отвечаю - да и не знаю, что сказать. Как можно рассказать о том, что я думаю, разве для этого хватит слов? Долли добродушно усмехается и уговаривает меня не делать глупостей. Она настойчиво расспрашивает меня, выбивая признание: "Ну скажи, что у вас там с ним? Неужели, любовь?", но я слишком долго молчала об этом, чтобы делиться с кем-то - да и зачем? Она смеётся, берёт меня за руку и ведет на улицу, рассказывая собственную историю, полную совершенных невозможностей - однако я не могу не верить ей, так искренен её голос, когда она говорит о прошедших днях... Я протестую "Долли, не бывает так, чтобы белый господин полюбил чернокожую девушку, не бывает, я знаю!" Долли смеётся, весело убеждая меня - бывает. И тут, буквально в одно мгновение - я даже не понимаю, как и когда это происходит, но Долли, улыбаясь произносит: "Я расскажу тебе одну историю о том, как однажды Долли берет одну черную девушку погулять по городу и они встречают одного белого человека. А потом - Долли оставляет их, и они продолжают гулять без неё..." С этими словами, счастливо смеясь, Долли исчезает в сумраке, а я попадаюсь в плен обстоятельствам и оказываюсь один на один с Себальдом Лауэрсом. Быть может, приличной девушке это не пристало - но что мне с того, Дейзи всего лишь негритянка из доков, кому какое дело до моей репутации? Мурашки бегут по спине ровным строем - то ли от холода, то ли от волнения. К чему всё это? Мне страшно. Он начинает спрашивать и слова застывают у меня на губах - что отвечать, я совсем не знаю. Он говорит, что в него влюбилась какая-то девушка (я знаю - Баркита, конечно), онако пришлось её отвергнуть и что-то про жизнь с нелюбимыми людьми. Я переступаю ногами, не очень понимая, что происходит, и к чему сейчас этот разговор. "Дейзи, а ты любишь кого-нибудь?" Я спотыкаюсь на полуслове и отчаянно прячу глаза, что совершенно бессмысленно а окружающем вечернем сумраке - не видно ничего и так. "Ну, расскажи?" И я рассказываю. Запинаясь, теряясь от смущения, с трудом находя слова - рассказываю. О том, что однажды встретила человека, что украл моё сердце. Чуть больше года назад. Когда он пришел просить за своего брата, помочь в одном деле. Я увидела его и поняла, что моя жизнь - навсегда принадлежит... тебе, Себальд Лауэрс. Я знаю, как глупо это звучит и совсем не знаю, чего ожидать в ответ. Но, в конце концов, не сам ли он вынудил меня говорить? Я могла бы молчать и дальше, я всё ещё могу - я могу уехать с Робби, забыть навсегда и весь этот город, и капитана Лауэрса... Нет, не могу. Не могу, потому что он улыбается и голос его звучит приглушенно "Глупая, я же с первого взгляда в тебя влюбился"

Тут уже я начина чувствовать себя странно: всё это происходит вроде бы со мной, но на самом деле совсем нет. Я вроде смотрю со стороны, но одновременно чувствую, как из глаз катятся слезы и тут меня накрывает эмоциональным перегрузом - слишком много всего для оной маленькой Дельфины за целый длинный долгий день. Даже и не думала, что я девочка настолько впечатлительная) Как это часто со мною бывает, до внутреннего мира персонажа я докапываюсь полностью где-то к концу игры, ну, так получилось и в этот раз. Я-то вообще не ожидала такого, я - честное слово - совсем даже не верила в такую возможность завершения милой истории Дейзи, потому что в моём понимании в том времени это просто невозможная вещь (но да-да, это же не просто человек, это ж Лауэрсы, что б их))) И надо бы доиграть красиво, Дейзи положено быть эмоциональной - плакать навзрыд, падать на колени, прыгать от радости - ну, я не знаю... Но я ж так не могу, это что-то чересчур даже для игры! Уткнувшись в Хакку-Себальда размышляю, как бы перестать дрожать и не разрыдаться, в полуха слушаю что-то про "кое-что во мне может тебе не понравится" и "море - это моя жизнь", а я могу только коротко ответить, что ничто, ничто вообще не имеет никакого значения. А потом меня чуть-чуть отпускает и я уже несусь в сторону ратуши - прощаться со всеми.

Я спешу найти Робби, мчусь, подобрав юбки и утирая слёзы счастья на бегу, спотыкаясь, путаясь в собственных ногах... у самой ратуши я встречаю Долли и окликаю её ещё издалека, а через несколько мгновений заключаю её в объятия, выговаривая бесконечное "спасибо". Она обнимает меня в ответ и мы кружимся с ней по всей площади на глазах у изумлённых, ничего не понимающих белых. "Ах, Дейзи, как же я счастлива, что смогла помочь! Смогла сделать это, мне кажется даже, что так я завершила свою собственную историю... Я так рада!" "А я?.. Представляешь, как я?.." Роб сидит в ратуше, как-то отстраненно наблюдая за пёстрой толпой снующих туда-сюда людей, я побегаю к нему и мне даже не нужно ничего говорить, кажется, он просто читает по моему лицу всё - да и не удивительно, мало когда встретишь у кого-нибь на лице такую глупую улыбку. "Я очень рад за тебя,- он говорит негромко и я чувствую затаённую грусть в его голосе,- Но мне будет очень тебя не хватать" Я это знаю и сама ещё не придумала, как это будет - жить без него, моего друга, моего брата... Мы разговариваем долго, но потом я вспоминаю, что времени мало, а мне нужно найти ещё хотя бы Дженни. Вместо неё по пути я встречаю Джину Мартинс и благодарю её за всё то, что она сделала для меня. Она улыбается и желает мне счастливого пути - ну, конечно же, он будет счастливым! Я обегаю почти весь город, но подруги найти не могу, остается только вернуться в ратушу и ждать... Он приходит за мной, берёт меня за руку - вы только представьте, перед всем этим высшим обществом, безо всякого смущения - воистину, он не боится ничьего мнения! Я оглыдвась на Робби, он печально улыбается, и взмахивает рукой на прощание. Шум и суета остаются позади, за закрывшимися дверьми, но даже вечерний сумрак Орлеана, кажется, расступается перед нами. Я сжимаю пальцы покрепче, боясь упустить это неожиданное и немыслимое счастье, и, улыбаясь в темноте, слушаю о прекрасных дальних краях и о море - прекрасном и бесконечном. Шум волн сливается в неведомую песню и вот уже они плещутся у меня под ногами, море смеётся и зовет за собою, открывая безграничный простор, принимая меня к себе... в семью, эту странную и загадочную семью. "Можешь попрощаться с этим городом"- улыбается Себальд и я следую его совету. Новый Орлеан становится всё дальше, а моя новая жизнь - всё ближе...

Уииииии! Да это же такая милота, что у меня просто нет слов, чтобы выразить своё восхищение! Это будто читаешь книжку с полюбившимися героями и радуешься счастливому концу - и даже сейчас я не могу избавиться от дурацкой улыбки, вспоминая Дейзи. Вообще-то, с Дейзи у меня, конечно, вышло плохо. Должна была быть живая, находчивая, темпераментная и эмоциональная негритянка, а вышла среднестатистическая девочка из низшего сословия - в силу моей малой осведомленности о менталитете, особенностях хакратера и поведения, ну,а по большей части, просто из-за слабой подготовки к игре. Фуфуфу такой быть, но уж что вышло. Ужасно было, конечно, то, что Мария Дельфина Лалори умерла в первый же ночер - у меня было столько идей на её счёт, сколько я волновалась из-за неё, а какой интересной была бы игра в субботу, будь она жива... Эх. Не прощу Потрошителю(
Не хватало связок в загрузах, видимо, потому что у каждого мастера был свой блок игроком и обмен информацией был затруднен - это очень понятно, но слегка обидно, ведь могло быть ещё лучше!
Время для спасибок.
Мастера, ну вы просто огонь. Потрясная организация, игротехника, антураж, модельки, сюжетные линии - это всё просто восторг. Кто видел - тот сам понимает, кто не видел - сочувствую)
Эрни... Эрни, спасибище тебе! Вот за все, начиная с моего персонажа - со всеми особенностями истории, способностями и возможностями (мне кажется, что ты меня знаешь намного лучше, чем я подозревала, судя по всему тому, что сошлось в Дейзи), и заканчивая тобо прописанной великолепной и потрясающей семьёй Лауэрсов, которых невозможно не любить. Конечно, это заслуга игроков в большей части, да, но идея, все эти олицетворения - просто восторг!
Хакку - да ты просто офигенный! Себальд Лауэрс (да, простите, капитан Себальд Лауэрс) - это просто что-то восхитительное в твоём исполнении, действительно, персонаж, к которому нереально остаться равнодушной) Я, слушая Вэл по поводу того, что она никогда ТАК не влюблялась в персонажей, прекрасно её понимаю (ну ладно, я в персонажей вообще ни разу, но я, пожалуй, и в живых людей так никогда не) Сын моря, его воплощение, не совсем, но при это всё-таки человек просто потрясающего склада характера, в котором есть вообще все - и улыбки, и лёгкая опасность, и уверенность, и смелость, и много всякого ещё - да хотя бы чего стоило это "...там никто не скажет ни слова про твой цвет кожи. Ну, а если скажет - я его пристрелю" - и всё это с совершенно восхитительным спокойствием) И эта связь с морем - это, конечно, меня покорило, напомнило мне, насколько я сама его на самом деле люблю и заставило заскучать по сине-зелёным волнам... ах. Спасибо за прекрасную концовку игры - это было прям даааа, я в восторге, спасибо, спасибо и ещё спасибо, ты восхитительный!
Со "Сказок" я больше не готова играть младшую сестру, а теперь, пожалуй, и влюблённую девочку тоже, по той же причине - да лучше просто уже не будет)))
Робби - ты был бы чудесен, Светяшечка, если бы забыл о том, что такое пожизненный трёп - с твоими шуточками никакую трогательную беседу не составишь) Но несмотря на это, моя бесконечная благодарность тебе за все потрясающие моменты нашей жизни - и за ритуал у мадам Бовари, и за вечные попытки оберегать и заищать, и... ну, за всё, короче. Ты был тем, кто мне был очень нужен - человеком, на которого Дейзи всегда могла рассчитывать и был именно таким, каким я видела этого персонажа. Это круто. Ей правда будет не хватать Роба. И спасибо тебе за это, я очень рада была поиграть с тобой.
Дженни - мои спасибы за участие в моей жизни, за все попытки помочь и постоянную поддержку, за то, как ты переживала за меня на кладбище, как старалась помочь моему другу, была всегда рядом. Уруру, и за бутербродики тоже!
Ну и ещё раз, Лауэрсы, вы - великолепны, все до единого! Потрясающая, завораживающая семья с невероятной историей, этакий идеал в моих глазах - тебя всегда ждут, но никогда не удерживают, тебе всегда доверяют и никогда не осудят, ты часть семьи, но независим, свобода - главная ценность, и все это понимают... Я крутилась возле вас всяких-разных всю игру и - я восхищена. Как же это прекрасно, ну! Я бесконечно, просто дичайше счастлива, что мне удалось, пусть в самом-самом конце, но всё-таки коснуться вас, стать (пусть, в перспективе, я верю в счастливую Дейзину жизнь) частью вашего круга. Как там?.. Кровь и гром, победа на морях!
Гита, тебе отдельное спасибо за заботу о глупой Дельфи, за вечерние обнимашки и утренний чай - ты сделала мою жизнь ещё немного прекраснее!
Долли... Ну, Тереза, сколько раз за тот вечер я сказала тебе "спасибо"? Вот тебе ещё одно! И я даже продолжать не буду)
Всем игрокам,просто всем и каждому, кто создал этот живой, подвижный, отзывчивый и бесконечно красочный мир - моя бесконечная благодарность. Омичи и не только, все вы были просто прекрасны и я всегда буду рада снова играть с вами, где бы то ни было.
Спасибо всем!

___________________________________________
А на следующее утро я вышла в Новый Орлеан и не обнаружила в холодном звенящем воздухе осеннего утра ничего, что хоть чуть-чуть напоминало бы о таком ярком, шумном и живом городе, что был тут вчера. Я люблю эти утра после игры, но от них веет ужасной тоской, разлукой и воспоминаниями.
На этой игре у меня было всё: и подготовка, и сама игра и послеигровое разбирание базы - это отдает мародерством и слегка болезненно, но мне отчего-то нравится.Мы обрывалик артинки, лентоки, цветы, а потом ели сваренный Эрни суп, собирали мастерские вещи, провожали газель и прощались.
Потом я успела ещё и зарулить к Рабиновичам, где как всега уруру, кормят едой, поят чаем, кофе и живет самый прекрасный из Омских котиков.
Привет Шелдону :heart:

@темы: эх, жизнь моя жестянка), Ролевое, Путаница мыслей, О людях, Les impressions, Les amis, Inside my mind, I'm loving it!

URL
Комментарии
2015-10-02 в 07:51 

Если ты будешь верить в меня, я буду верить в тебя! Идет?
Какая прекрасная история!)

2015-10-02 в 09:13 

Девочка-из-Сказки
Не видишь Свет?.. Стань им.
АданЭль, это невероятная милота ^^ Я прям рада-рада, что в моей ролевой истории есть что-то мега-позитивное и прекрасное)
Это Вам не разлетаться на кусочки на пороге Многогранника вместе с любимым братом :lalala:

И, да, прости, я совсем забыла про много спасибо тебе - за до игры, за после игры, жаль в процессе мы не пересекались вообще(

URL
2015-10-02 в 11:14 

Если ты будешь верить в меня, я буду верить в тебя! Идет?
Девочка-из-Сказки, в любом случае, мы теперь в некотором роде отдаленные родственники в каком-то смысле)
Ты офигенная, я тебя люблю!)

2015-10-02 в 19:26 

Arlecino
Эх, не докормила я тебя, видать... Надо было еще бананы тебе скормить) А то еды прилично домой обратно привезла, мужу скармливала..
И тебе спасибо за все. В частности за то, что благодаря тебе удалось побывать у стольких замечательных людей в гостях!)
Дженни

   

~Сны крылатой кошки~

главная